English Version Написать письмо Карта сайта EDEM
В.КетовЭДЕМ - этическое экологическое движение
Ketov.ru ПУТЕШЕСТВИЕ вокруг земли Дневник путешественника Тетради тетрадь №2

тетрадь №2

ВВЕДЕНИЕ.
Краткие биографические сведения:
Родители. Детство. Южный Урал, село Карлыханово.
Свердловск. С 4х лет- быстро и многочтение. С 6ти - школа и рисование.
Частые переезды. Проблемы со здоровьем с 4го класса-сердце.
Освобожден от физкультуры до конца учебы.
Художественная школа, училище. Ювелирная фабрика.
Геологоразведка, 2сезона-16 и 18лет.
В 17 лет- решение о необходимости своего ответа на "вечные вопросы" философии.
Армия, погранвойска, Амур, китайская граница 1968-1971гг. Советско-Китайский конфликт. Университет, отделение искусствоведения:1971-1977. Диплом, разработка новой теории изобразительного искусства.
Работа : оформительство, кукольный театр, дизайн интерьеров.
Спорт: стрельба, пистолет-1й разряд, винтовка-2й разряд,
спортивное ориентирование -1й разряд.
1979г. Переезд в Ленинград. Работа художником, занятия в институте им. Мухиной, два года в Академии художеств. 83г.- создание студии для взрослых "ОБРАЗ" и руководство ею до 91г.
В годы перестройки - организатор первых свободных художественных выставок-ярмарок. В 1982-осенью, поступление в школу инструкторов Ленинградского клуба велотуристов. 1983-90гг, инструктор велотуризма - штурман и руководитель более 10 велопоходов от1й до 5й категории сложности: Карельский перешеек, Крым,Кавказ, Карпаты, Саяны, Алтай, ГДР, Польша.
1983г. Первый дальний веломаршрут: Ленинград - Куйбышев - Свердловск. 2 200км.
В ходе той поездки пришла идея первого в истории путешествия действительно вокруг земли -т.е. вокруг суши, вдоль контура континентов.
Обдумывание и осознание её как предназначения.
Поиск возможностей патентования с целью защиты авторского права, и регистрация проекта в 1988году, в Советско-Американском фонде "Культурная инициатива" как:
"одиночное путешествие вдоль береговой линии континентов на экологически чистом транспорте".

Появление идеи
Всё началось с элементарного вопроса, что получится, если просто двигаться вдоль берега моря. Этот вопрос возник летом 1983 года, в ходе первой моей дальней поездки на велосипеде - из Ленинграда в Свердловск. С географией у меня всегда было неплохо, поэтому удалось мысленно представить карту мира, и открывшаяся картина просто потрясла. Оказывается, следуя вдоль береговой линии континентов, можно обойти по периметру всю сушу, кроме Австралии, Антарктиды и островов, не пересекая морей и океанов.
По-моему, суметь правильно поставить вопрос важнее и труднее, чем найти на него ответ. На правильно поставленный вопрос найти ответ – задача, по сути, техническая.
А ход мыслей был такой. С детства я мечтал о большом путешествии, и вот первая серьёзная поездка. В пути я, естественно, вспоминал тех людей, чьи одиночные путешествия произвели на меня особо сильное впечатление.
Это, прежде всего, французский врач Ален Бомбар, впервые в одиночку переплывший на маленькой надувной лодке Атлантический океан. Он поставил задачу показать, что на море люди, попавшие в чрезвычайные ситуации, гибнут в основном не от отсутствия пресной воды, пищи или специального снаряжения, а от страха и неумения себя правильно вести. Поставленную задачу Бомбар блестяще выполнил и описал всё в книге «За бортом по своей воле».
Затем вспомнился японский путешественник Наоми Уэмура. Он первым в одиночку пересёк Гренландию, а в 1978году достиг Северного полюса.
И, наконец, Глеб Травин, который в 1929-30 годах объехал вдоль границ СССР, в том числе по северу. Большую часть пути он проделал на велосипеде.
Воспоминание о путешествии Травина и спровоцировало тот самый простой вопрос.
Я спросил себя, а почему, собственно, человек должен двигаться вдоль забора?
Ведь государственные границы, по сути, заборы - преграды искусственные.
На севере понятно, там граница естественная - береговая линия. Сразу возникла мысль, а если поехать по этой естественной границе земли и воды, по единственной линии, которая есть на любой карте мира? Ведь контур суши - это естественная граница и её даже не надо рисовать, она есть даже на самом схематическом изображении карты мира. Представив упрощенную карту мира, я осознал, что, двигаясь таким образом, можно единым контуром, не пересекая морей и океанов, охватить всю сушу, кроме Австралии, Антарктиды и островов.
Пересечь надо лишь два канала – Суэцкий плюс Панамский, и один пролив – Берингов. Только этот маршрут и может быть назван путешествием вокруг земли в буквальном смысле. Не очередное кругосветное, а первое в истории путешествие действительно вокруг земли. Выбирать можно только из двух вариантов маршрута – море справа, или море слева.
Тогда, в 1983 году, такой потрясающий ответ на вроде бы азбучный вопрос стал для меня истинным откровением. И следом возникла вполне объяснимая реакция на грандиозность проекта - невозможно, жизни не хватит и т.п. К слову сказать, до сих пор, большинство людей при первом знакомстве с идеей проекта, реагируют примерно так же. Масштабность задачи вызывает объяснимые сомнения в реальности проекта. Попытка представить путь целиком, такие сомнения лишь укрепляет. Признание невозможным - это нормальная реакция психики на всё, что не умещается в сознании. Поэтому, с самого начала, доказывая реальность этого путешествия себе и другим, всегда напоминаю, что любая большая дорога складывается из маленьких шагов и этапов. В этом случае тоже. Для меня речь не шла, как объехать всю сушу. Вопрос стоит так: могу я за день проехать например, 50 км? Могу. А на следующий день? Тоже смогу. Значит, смогу и ещё день, и ещё. Так в чём проблема? Я вообще предпочитаю не поддаваться эмоциональным опасениям, а действовать, по возможности просчитав всё, что поддаётся расчету. Поэтому, переживать на тему «жизни не хватит», я не стал, а решил подсчитать общую протяженность маршрута.
Из справочника узнал длину береговой линии Евразии, Африки и двух Америк, сложил, получилось 220 000км. Если считать в кругосветках, немало, – пять с лишним, но жизни хватает определённо. Даже если продвигаться с велосипедной скоростью, по 100км в день, хватает 100 месяцев, или 8 с половиной лет. Интересно, что подсчеты я делал сразу после завершения того первого своего дальнего веломаршрута из Ленинграда в Свердловск. Получившийся результат стал для меня одним из признаков того, что идея путешествия не случайная догадка, а своего рода послание судьбы. Ведь проект путешествия длиной 220 000 км возник в ходе поездки протяженностью 2 200 км. Посчитать это случайным совпадением было невозможно. И дело не только в том, что за 8 лет прошедшие от появления идеи до старта, разных знаков было ещё немало, главное - с первого момента в душе возникло и никогда уже не исчезало ощущение проекта как предназначения.
Судьба всем нам периодически посылает разного рода знаки, подсказки и каждому даёт шансы реализоваться, но мы в большинстве случаев по глухоте душевной, лености и неверию не замечаем этих знаков, не слышим шепот судьбы и пропускаем свои шансы.
Мне удалось в 1983 году, когда любой здравомыслящий гражданин СССР саму мысль о вероятности такого путешествия посчитал бы абсолютным бредом, принять эту идею и поверить в её реальность. Более того, я сразу же осознал её абсолютно приоритетный характер и необходимость закрепления этого приоритета для себя и страны. Сделать это удалось только осенью 1988 года. Спасибо перестройке, Горбачеву и Соросу. Тогда фонд Сороса прибыл к нам впервые в связи с перестроечными делами. Был создан советско-американский фонд «Культурная инициатива», который объявил конкурс идей и обещал, что десять победивших идей будет финансировать.
Послал туда описание своего проекта. Изначально даже в мыслях не было оказаться в числе десяти победителей, хотя я понимал, что более «крутой» идеи там не будет. Слишлом хорошо знаю, как в нашей стране побеждают в конкурсах. Но в условиях был один очень важный для меня пункт: «Все идеи, присланные на конкурс, регистрируются с целью защиты авторского права». А раз фонд советско-американский, регистрация была международная. Что мне и требовалось.
В октябре 1988 получил уведомление о регистрации за № 3101 от 30 сентября 1988 года,
и с тех пор указываю эти данные во всех документах.
Кто победил в том конкурсе, никому не известно. Господин Сорос, думаю, о моём проекте так и не услышал. Тем не менее, идея была зарегистрирована, я мог о ней рассказывать. До того все 5 лет я молчал. Говорил только, что есть идея уникального суперпутешествия, но в чём она заключается – никому не скажу, пока не зарегистрирую. После регистрации стал рассказывать всем, кого это могло заинтересовать, и… никто мои слова не принимал всерьёз. О поддержке речь даже не заходила, реакция у всех была одинаковая – невозможно, бред и так далее. Но процесс уже пошел и обстоятельства стали складываться в мою пользу. Свидетельство о регистрации пришло в конце 1988 года. А 1989 год начался с объявления в нашем велоклубе, что организуется (впервые в истории советского туризма!) зарубежный выезд питерских велотуристов в ГДР. Сразу поставил себе задачу, поскольку страна на моем маршруте, надо ехать обязательно, чтобы познакомиться с обстановкой. Желающих было человек двести, поехало 13 человек - 2 группы. Шел 1989 год. Перестройка в самом разгаре. Оформление выезда стало чуть проще, но проблем оставалось достаточно. В группе, где меня назначили руководителем, было ещё трое представителей сильного пола с фамилиями: Коган, Лотман и Лифшиц. Надо знать обстановку в стране в тот период, чтобы понять бурное веселье в клубе по поводу этой ситуации. «Они же все там останутся, а ты будешь за них отвечать», - то и дело с показным сочувствием обращались ко мне друзья по клубу. На что я неизменно «серьёзно» отвечал - если это произойдёт, я меняю фамилию на «Кетман» и тоже остаюсь. Поход прошёл замечательно, все благополучно вернулись, … а ГДР прекратила свое существование. Позднее Антон Лотман уехал жить в Израиль. С ним и той поездкой в ГДР связана забавная история, имевшая продолжение через 4 года.
А в 1990 году состоялась поездка в Польшу. Туда просто не мог не поехать. Ведь в моем варианте пути (море справа) - Польша первая после СССР страна на маршруте. В том походе мы начинали из Кракова, проехали все горы южной Польши: Бескиды, Бещады, и выехали своим ходом в Карпаты. Эта поездка еще больше меня укрепила в мысли, что все нормально, бояться нечего, больших проблем за рубежами нашей родины не будет. Стартовать в 91 году удалось именно благодаря той поездке в Польшу в девяностом. Тогда вначале нам сказали, что в Польшу выезд по каким-то талонам, в паспорт ставить визу не надо. Ну, не надо и не надо. Выписали эти квиточки, бумажки какие-то, а потом, как всегда неожиданно, объявили, что в связи с большим потоком «челноков», опять нужны визы, паспорта. В клубе сразу руководство засуетилось, срочно визы поставить, у кого есть паспорта. Поставили польские визы, срок действия - год. И тут визы опять отменили. В результате мы выехали по талончикам, а у меня осталась неиспользованная польская виза.
С этой польской визой в 91 году я и стартовал.
Начало пути. Май 1991 - март 92. 1991 г. - безуспешные попытки найти какую-нибудь поддержку проекта в Питере и в России.
Хотел начинать поиски с нового года, но случились события в Вильнюсе. Пришлось отложить до более спокойных дней. Весной понял – откладывать больше нельзя.
Пока польская виза действует – надо пробовать. Пошел искать поддержку.
Был в редакциях: «Час Пик» и ещё какая-то, не помню. Встречался с Фридманом (галерея «Палитра») и другими из деловых. Разговор не получается. Смотрят как на больного.
Никто не верит и всерьёз не принимает. Доказывать на словах не умею, да и не хочу.




Rambler's Top100